shadow_left
Logo
Shadow_R

Главное Menu

Поиск

Баннеры

Реклама

Авторизация

Кто на сайте?

Статистика

Посетителей: 2694909

Партнёры


Экспорт новостей

liga-zvuka
Популярное
 
   
История жизни...
28.06.2011 г.

Шан Лян Дэ Ню Жэн и Карла Фридриха Чёсса

 

Эта история очень типична для жителей Гонконга во второй половине двадцатого века, когда Гонконг был еще под Английским протекторатом. В те времена Гонконг еще был во владении Англии (на правах столетней аренды, без права выкупа), соответственно развивался по всем законам свободного предпринимательства. Здесь были все условия для процветания развитого капитализма: коррупция, проституция, наркомания, ОПГ. Однако, вся эта неотъемлемая атрибутика роста самосознания капиталистического общества не могла изуродовать души простых китайцев, исторически трудолюбивых, добрых и радушных людей. Если говорить о Шан Лян, то она была именно таким примером, китайской женщины. Шан Лян работала бухгалтером в сети Гонкогских борделей,

слыла очень добросовестным работником и держала «общяк» регионального представительства Триады. Мафия очень ценила свою работницу подарила дом на высокой скале острова и выдала представительский Ролс Ройс.

Шан Лян аккуратно вела бухгалтерский учет, заботилась о здоровье Тайских «жриц любви», пунктуально выдавая им тарелку с рисом. Все в ее жизни было бы прекрасно, но ей не везло в отношениях с мужчинами. Все ухажеры попадали в жернова естественного отбора: то на мечах проиграет схватку, то неудачно покритикует какого-нибудь монаха, в общем – невезуха.

Эти уважаемые представители среднего класса (они были гангстеры – среднего звена), в свободное от семейных забот время летали по улицам Гонконга, хлебнув «Ред Булса», в длинных плащах и широкополых соломенных шляпах и размахивая мечами деловито крошили друг-друга на салат, эгоистично пискляво вопя: « Я!...Я!...Я!».

Это обстоятельство ни как не позволяло Шан Лян создать устойчивую ячейку общества и нарожать кучу детишек. После очередных пышных похорон и клятве на могиле любимого: «Вы все умрете!!!», многократная вдова решила: «Нужна перезагрузка!».

В один прекрасный вечер красавица – вдова, села в свой Ролс Ройс и поехала искать свое щастье. Ей хотелось большой и светлой любви с добрым человеком, который далек от романтики мегаполиса. Она ездила по улицам Гонконга и вдруг перед золотыми дверями небольшой Гонконгской киностудии с романтическим названием «В когтях у змеи», она увидела своего будущего избранника. Это был Карл Фридрих Чесс. Мужчина «Европейской национальности» уныло брел по улице. Застывшая гримаса его лица отчетливо давала понять, что это мужчина «с судьбой» и у него - нет регистрации. Шан Лян сразу сообразила: «Это мой Кадр» и с визгом тормозов остановила автомобиль. Добрая женщина пригласила Карла покататься на авто и предложила показать ему достопримечательности города. У Карла не было назначено никаких встреч на этот день, и он охотно принял предложение привлекательной во всех отношениях женщины.

Они долго колесили по городу, наперебой рассказывали друг другу о своей не легкой жизни (разговор проходил на ломаном русском,

так как Шан Лян была родом из Харбина и немного владела русским языком), и к концу поездки Карл на столько увлекся своей новой знакомой, что согласился с ней жить. У нее было все, что должна иметь хорошая хозяйка: красота, машина, жилье, справка форма №2 НДФЛ. Шан Лян рассказала Карлу, что уважаемые люди хотели бы выдвинуть ее на пост премьер министра Гонконга и проблем с кредитами на развитие бизнеса не будет. Карл понял, что, наконец то он может с головой уйти в работу над своими любимыми акустическими системами, варить целлюлозу и самогон.

Так началась семейная жизнь Карла и Шан Лян в Гонконге. Карл с помощью жены построил себе завод по производству звукового оборудования, сделал лабораторию для экспериментов с целлюлозными диффузорами. Как побочное производство лаборатории был – питьевой спирт, из которого Карл делал водку, по старинным рецептам своей семьи, а водка поставлялась в Русский ресторан «Балалайка».

Этот ресторан был небольшим островком его родины, в нем была «ледяная» комната, где можно было махнуть рюмку – другую, при температуре минус пятнадцать градусов, послушать контрабандный приемник «Волна»,

настроенный на «Радио Маяк» и послушать русские песни.

Жизнь молодоженов постепенно переливалась в монотонное русло и стала напоминать течение реки Янзы. Шан Лян работала бухгалтером в сети интимных услуг и готовилась к политической карьере, а Карл Чесс строгал бамбук для своих колонок, а из отходов делал диффузоры для динамиков.

Первыми «кассовыми» динамиками у Карла получились громкоговорители с диффузорами из рисовой бумаги для ламповых приемников, которые очень напоминали довоенные, компании «Телефункен».

Однажды, когда Карл сидел у себя в скромном кабинете на заводике и пил турецкий кофе, к нему в помещение зашел грузный мужчина в широкополой шляпе с сигарой в зубах и с золотым бриллиантовым перстнем на правой руке. Драгоценный камень, который сверкал в лучах тусклого света, напоминал собою большой орех и стоил целое состояние. Этот циклоп сказал, что он - американец и у него есть дружок – грек, который занимается усилением звука электронных инструментов, и он хотел бы, чтобы Карл для него разработал какие-нибудь динамики. С этого момента в Китае началась эпоха ОЕМ производства. Теперь «ходоки» с североамериканского континента стали постоянными клиентами Карла Чесса. Они выгребали буквально все, на что могли прилепить свои торговые марки. Это были и акустические системы из бамбукового массива и динамики, которые он разрабатывал для музыкантов. Особенно пользовались популярностью диффузоры из рисовой целлюлозы. Однажды он получил посылку из Америки, в которой была электрогитара.

Это был подарок грека, для которого он сделал динамик. Карл включил гитару в свой «Телефункен» и … , с этого момента влюбился в этот инструмент (осталось только научиться на нем играть). Для Карла процесс самообразования был уже знаком. Он заказал самоучители игры на гитаре и стал обучаться игре на дареном инструменте. Буквально в короткий срок Карл освоил с десяток аккордов, и он уже мог напевать любимые мелодии, играя на гитаре. Как любой начинающий артист, Карл мечтал о признании и публичных выступлениях. Однако, так как его мастерство было ограничено десятью аккордами, он решил перевести на китайский несколько песен из русского «фольклора». Ударным шлягером в его репертуаре была песенка «Кирпичики». Однажды на корпоративе одного из борделей он решился на публичное выступление. Проникновенное выступление начинающего шоумена было воспринято не однозначно и подверглось критике, а точнее – он был избит проститутками.

Они колотили его с остервенением своими элегантными туфлями по голове, а Карл оберегал от вандализма свой любимый инструмент. Этот неудачный дебют надолго отбил у Карла охоту в участии в галаконцертах.

Жизнь вновь потекла «Желтыми водами» Янзы,

и наш герой стал чаще прикладываться к рюмке. Он стал чаще посещать «Балалайку», где напивался до «чертиков». Карл мог бы со временем, и спиться, но случилась «революция». Точнее это был – бунт. Бунт подняли тайские проститутки сети борделей, в которой работала его добрая супруга Шан Лян.

Проститутки требовали вернуть им паспорта, гражданских прав и свобод, повышения заработной платы до уровня топменеджеров и признания «Улицы красных фонарей» самостоятельным субъектом международного права. За этими беспорядками, как полагается, стояли западные спецслужбы. Агенты, посещая бордели, уединялись с проститутками в номерах, и, между «делом», вербовали наивных и доверчивых девушек, подвергая их нетрадиционным методам вербовки. Они заморочили им голову радужными перспективами западной демократии до такой степени, что «жрицы любви» возомнили себя жертвами «сексуального деспотизма». На что рассчитывали эти сепаратистки? На поддержку Запада? На веерные бомбежки офисов Полиции нравов?

Полиция Гонконга долго разбираться в правах секс-рабынь не стала, выдала всем по сто ударов бамбуковыми палками по пяткам и вышвырнула их из города, погрузив на попутную самоходную баржу в Тайланд.

Это событие нанесло сокрушимый удар по деловой репутации Шан Лян, она была вынуждена подать в отставку, а в последствии не вынесши позора, бросилась со скалы, на которой стоял их дом.

Карл больше не мог жить в этом доме, хотя в нем находилась вся литература и техническая документация, которую он накопил за все время своих исследований. Дом долго стоял одиноко на скале, и вскоре в него стали проникать представители технического шпионажа с континентального Китая. Постепенно они растащили все его изобретения по заводам на континенте, что послужило толчком к их массовому ОЕМ производству.

Карл, в свою очередь, то же не долго прожил в одиночестве и переехал жить со своей будущей женой, Анной, в Германию.

 
« Пред.   След. »
 
 
Новости hardware

Новости Hi-Tech