shadow_left
Logo
Shadow_R

Поиск

Баннеры

Реклама

Авторизация

Кто на сайте?

Статистика

Посетителей: 2698066

Партнёры


Экспорт новостей

liga-zvuka
Популярное
 
   
Карл Чёсс и его юридическая «крыша»
03.08.2011 г.

 

   Эту историю мы услышали от одного пожилого жителя Гонконга, который работал вместе с Алексом, одним из близких друзей Карла Чёсса.

   Когда Карл Чёсс попал в Гонконг, он женился на женщине Шань Лянь, которая работала бухгалтером в сети борделей. Как Вы понимаете, эти заведения контролировались организованной преступностью. Наш герой был далёк от криминального мира и занимался разработкой и производством громкоговорителей для акустических систем и гитарных «комбиков». Однако преступность, как «щука есть, чтобы карась не дремал», и представители мафии нет - нет да и заводили разговор с Карлом о «крышевании» его бизнеса. Карл старался дистанцироваться от этих предложений, но мафия не унималась. Не известно, как бы развивались дальше события в жизни Карла, если бы он не встретился с Алексом.

   С Алексом Карл познакомился, как в таких случаях и бывает, в ресторане «Балалайка». Чёсс, слегка подвыпив, ругал официанта за то, что водка не достаточно охлаждена. Делал он это в «чисто русских» выражениях, понимая, что его брань улетает в пустоту, но отказать себе в возможности «выпустить пар» он не мог.

   За его столик подсел моложавый человек и предложил выпить с ним водки на русском языке. Карл охотно согласился и стал расспрашивать нового знакомца, каким ветром его занесло в Гонконг. Оказалось, что путь Алекса в Гонконг, был такой же драматичный и запутанный, как и у самого Карла (правда, мотивация бегства из России, была иной).

Из рассказа Алекса.

   Алекс, как и Карл Чёсс родился на берегу Волги в Самаре. Русское имя Алекса было Александр. Детство его ничем особым не отличалось от того, каким оно было для большинства мальчишек того времени и места проживания. Однако, уже в старших классах советской школы, у него появилась тяга к профессии «восстановления справедливости», иными словами он стал мечтать о службе в органах милиции. Закончив школу он пошел служить в армию и попал на Дальний Восток в пограничные войска. Служба проходила в тревожном пограничном районе и личный состав пограничников находился на постоянном боевом дежурстве. Это сильно изматывало молодых бойцов, но Александр находил свободную минутку, чтобы почитать уголовный кодекс. Закончив службу, Александр получил предложение работать следователем в одном из районных отделений милиции, и он согласился. Здесь то он и познал всю «романтику» службы в органах милиции. Александр работал следователем по тяжким преступлениям, а так как район был приграничный, то преступления, которые там совершались в основном и были — тяжкие. В районе орудовали банды налетчиков, которые оставляли после своих «рейдов» горы трупов; насильники из рядов беглых заключенных; контрабандисты, которые так же палили из всех видов оружия по любому поводу. 

   Таким образом, через год работы, все шкафы и сейф в кабинете у Александра превратился в склад вещь-доков. В нем можно было найти и огнестрельное оружие; ножи и топоры; окровавленное женское нижнее белье и многое другое, что проходило по уголовным делам, которые вел Александр. Все это «кровавое богатство» разрушало мозг молодого человека, перенапряженная ежедневная работа (без отдыха), неумолимо вела к физическому и моральному истощению его организма. Будучи спокойным и рассудительным, характер поведения стал изменяться. Он стал нервным и частенько критиковал руководство. В то время «свобода слова» не поощрялась и молодым следователем заинтересовался особый отдел. В те времена, такого рода заинтересованность вела только в два направления: в Сибирь или на кладбище (с номером на могилке). Александр не стал испытывать судьбу и подался в «бега». Благо, граница была рядом, опыт пограничной службы не пропал даром, и он, так же как и Карл Чёсс (в свое время, оврагами), подался в Китай.

   Однако, побег от расправы был только началом злоключений, которые пережил Александр до того, как ему удалось перебраться в Гонконг.

   Во времена Культурной революции в Китае очень подозрительно относились к выходцам из СССР, впрочем, как и ко всему миру, поэтому Александру приходилось быть на нелегальном положении. Он мог передвигаться только по ночам, питаться только той пищей, которую можно было раздобыть не вступая в контакт с местным населением. Пищи было мало, а китайцев — много, по-этому он постоянно голодал. Тем ни менее он упрямо продвигался на юг к Желтому морю. 

   Наконец, он подошел к реке, которая разделяла материк Китая от Гонконга (Кровавой речки). Кровавой ее называли местные жители, которые наблюдали, как гибли люди, рвавшиеся на свободу, пытаясь пересечь заграждения из колючей проволоки по обоим берегам небольшой и быстрой речушки. Люди, которые пытались перебраться через железный колючий лес, погибали от пуль пограничников, или получали столь множественные рваные ранения от колючей проволоки, что сил на то, чтобы переплыть тридцатиметровый быстрый поток им не хватало.

   Александр понял, что одному ему не перебраться и стал ждать. Он ждал много дней, когда случай поможет ему перейти границу, и он — настал. Однажды рано утром, когда Александр еще спал в своем укрытии, из которого наблюдал за происходящим вокруг, послышался шум голосов. К границе шла большая толпа народа, которая что-то кричала и размахивала руками. Вдруг один, самый горластый, бросился бежать в сторону реки, и вся остальная масса народа бросилась вслед за беглецом. Активист прыгнул на колючую проволоку и был мгновенно убит пограничниками, но было уже поздно, волна людей навалилась на сетку и в ней образовался коридор устеленный телами убитых китайцев, которые были застрелены пограничниками. Воспользовавшись моментом, когда стрельба стихла, Александр прополз по телам убитых к воде и зацепившись за корягу, которая проплывала мимо погрузился в стремительный поток. На повороте русла реки, течение прибило его к противоположному берегу и он из последних сил выбрался на берег. Так он оказался на материковой части Гонконга. Так как жители Гонконга привыкли к тому, что частью населения были Европейцы, то на него никто не обращал внимания. Через некоторое время случай свел Александра с Карлом Чёссом в ресторане «Балалайка».

   И так, наши знакомые сидели в ресторане и пили холодную водочку, наперебой рассказывая свои жизненные передряги. В конце дружеской беседы Александр предложил Карлу Чёссу взять его на работу. Он пообещал, что в короткие сроки изучит местное законодательство и будет семейным адвокатом у них с женой. Карл, был далек от юриспруденции и согласился на это предложение. С этого момента у Карла появился новый друг, с которым он проработал годы своего пребывания в Гонконге.

   Алекс (такое имя он себе взял в Гонконге), засучил рукава и стал грызть гранит законодательства Гонконга и учить английский язык, так как здесь повсеместно делопроизводство велось на английском языке (китайский — разговорный он освоил будучи пограничником). Через некоторое время, он уже мог вытаскивать проституток Шань Лянь из «кутузки», ловко оперируя их правами, а вскоре вступил в Гильдию Адвокатов Гонконга. С этого момента работы у Алекса прибавилось, к нему стали обращаться местные мафиози. Он ловко «разруливал» сложные ситуации, и как это не парадоксально, но теперь ему уже надо было «отбивать» бандитов у закона, а не ловить их. 

   Как это ни странно, но с этого момента все «наезды» на Карла Чёсса прекратились, и он спокойно работал над разработками новых динамиков и акустических систем. Зная то, что Алекс работает у Карла, ни один «сотрудник Триады» не решался задавать Чёссу неудобные вопросы. 

 

 
« Пред.   След. »
 
 
Новости hardware

Новости Hi-Tech